Царский календарь: 1 апреля. Русские забрали Финляндию!

Царский календарь: 1 апреля. Русские забрали Финляндию!

В 1807 году Тильзитским миром закончилась война Четвертой антифранцузской коалиции. Война, начавшаяся с показательного разгрома прусской армии при Йене и Ауэрштедте, завершилась долгими тяжелыми боями с русской армией в Восточной Пруссии. Тогда русский генерал Леонтий Беннигсен впервые нанес поражение доселе непобедимому Наполеону I. Но, несмотря на то, что русская армия упорно сопротивлялась, французы были сильнее, и поэтому император Александр I согласился начать мирные переговоры.

Наполеон столь нуждался в союзе с Россией, что приложил все усилия для того, чтобы очаровать русского императора. За союз с Францией России была предложена щедрая цена — Финляндия. Этим Наполеон заодно решал давно беспокоившую проблему: король Швеции Густав IV Адольф страстно ненавидел Бонапарта и был готов положить жизнь ради свержения «корсиканского чудовища». Конечно, возможности Швеции были не слишком велики, но Густав Адольф досаждал Наполеону с завидной регулярностью, упрямо участвуя во всех военных альянсах против Франции. Поэтому непокорного шведа надо было примерно наказать — в качестве экзекутора вполне подходила Россия, давно строившая планы на Финляндию.

Но война — дело серьезное и начинать ее сходу в те времена было не принято. Поэтому для открытия военных действий был найдет чрезвычайно удачный повод. После того, как британский флот атаковал Копенгаген, Россия вступилась за союзную Данию, объявив войну Великобритании. Заодно вступить в войну предложили Швеции, в полном соответствии с договором о военном альянсе. Однако шведы не только отказались это делать, но и вступили в переговоры с англичанами, собираясь отобрать у побитых датчан Норвегию. Допускать такое безобразие было решительно не к лицу, и 21 февраля 1808 года русская армия выступила в поход против Швеции. Как и в предыдущие войны боевые действия развернулись в пограничной Финляндии.

Сравнивать силы великой державы и небольшого северного королевства было бессмысленно, поэтому единственно возможной стратегией для шведов стало затягивание войны и переход к тактике ударов малыми группами по разрозненным отрядам русских. Поэтому в 1809 году было решено перенести войну на шведскую землю. В разработке и воплощении решительного плана действий ключевую роль сыграл военный министр граф Алексей Аракчеев. В результате уже в марте части генерала Петра Багратиона, наступая по льду, сначала заняли Аландские острова — важнейшую базу прикрывавшую Стокгольм, а затем и вступили на берега Швеции, неподалеку от столицы. Шведское правительство тут же запросило мира, а для гарантии успеха группа заговорщиков свергла принципиального Густава Адольфа. Вскоре был подписан мир, по условиям которого Швеция отдавала России Финляндию, Аландские острова и часть провинции Вестерботтен.

Впрочем, документ лишь фиксировал на бумаге уже давно свершившийся факт. Уже 1 апреля 1808 года после того, как русская армия взяла Гельсингфорс (Хельсинки), император Александр I издал Высочайший манифест «О покорении шведской Финляндии и о присоединении оной навсегда к России». В нем говорилось: «Войска Наши с мужеством им обычным, борясь с препятствиями и превозмогая все трудности им предстоявшие, пролагая себе путь чрез места, кои по настоящее время считались непроходимыми, повсюду встречая неприятеля и храбро поражая его, овладели и заняли всю почти Шведскую Финляндию. Страну, сию оружием Нашим таким образом покоренную, Мы присоединяем отныне навсегда к Российской империи».

Александр I гарантировал новым подданным, что их традиционные права будут соблюдаться без какого-либо ущемления, сохранятся законы и государственные учреждения, действовавшие на тот момент. Император действовал в соответствии с традиционной русской политикой, которая предпочитала использовать то, что работает, не заставляя обитателей завоеванных территорий немедленно становиться русскими. Еще продолжалась война, когда в городке Борго был созван Финляндский сейм, приветствовавший русского императора, как освободителя Финляндии, долгие столетия угнетаемой шведами.

На протяжении более чем столетия Финляндия была одной из самых спокойных национальных окраин Российской империи. Там не было более-менее заметной оппозиции русской власти и даже национальный подъем, столь характерный для XIX и начала ХХ веков, прошел без особых эксцессов, в отличие от постоянных конфликтов в Австро-Венгрии, Италии или Ирландии. Более того, русское правительство проводило в Финляндии довольно успешную политику русификации, недовольство которой возникало лишь тогда, когда слишком ретивые чиновники начинали «перегибать палку». И, разумеется, финские войска с честью служили русским императорам.

Расставание двух стран тоже произошло настолько мирно, насколько это было возможно в годы революции. Финляндия провозгласила свою независимость только 6 декабря 1917 года, когда всем стало ясно, что законная власть в России пала, а иметь какие-либо дела с большевиками совершенно бессмысленно. Красный Совнарком не имея ни сил, ни желания заниматься финской проблемой, почти сразу же признал независимость северной страны и с того времени пути России и Финляндии разошлись.